Отъявленный мотоциклист. Виктору Пантыкину присвоено звание «Мастер туризма международного класса»

19 марта 17:37 2021

Виктор Пантыкин – легенда советского и российского мототуризма. Он и заслуженный путешественник, и трехкратный чемпион Советского Союза, и четырехкратный чемпион России, и почти бессменный руководитель клуба «Горизонт». На своем мотоцикле он объездил и облазил все потаенные уголки СССР и ближнего зарубежья. И вот его настигло новое звание – «Мастер туризма международного класса».

Виктор Пантыкин – мастер туризма международного класса. Фото из архива Виктора Пантыкина.

Барнаул – Алейск

Виктор Михайлович с традиционной широкой улыбкой заходит в мой кабинет и хвастается:

– Через две недели будет полста лет, как я мотоциклист. Водительское удостоверение категории «А» получил в 1971 году. Недавно был в Новосибирске в ретро-музее, говорил с мужиками – они старше меня, но права у меня появились раньше. В 16 лет получил.

Честно говоря, начать интервью я хотел с другого, думал спросить о приходе в туризм и все такое, но раз уж начали с мотоциклов – как говорится, поехали.

– Виктор Михайлович, а вы помните, как на права сдавали?

– Экстерном. Тогда разрешалось учебную езду сдать с человеком, который имел опыт вождения больше трех лет. Какие автошколы, о чем ты? Так все учились. Я к тому времени уже пару лет как на мотоцикле сам ездил. С ним меня первым познакомил отчим – у него был «Минск-М106», начинал ездить на нем. А серьезно уже ездил на дедовом. Дед купил «Восход» за 175 рублей. И вот мы с ним катались по нескольку сотен километров – из Алейска, где дед жил, в Ребриху или еще куда. Кстати, хочешь, расскажу, как я будущую жену завоевывал? В пятницу вечером поездом в Алейск, оттуда в субботу в Барнаул на мотоцикле. Тут невесту нам нем катаю, ночую, в воскресенье обратно в Алейск и в четыре утра поездом в Барнаул, чтобы успеть на работу. А тогда нынешней хорошей прямой дороги не было, она петляла по деревням. Однажды в какой-то глухой деревне на заправке сильно удивились, узнав, что я из Барнаула в Алейск на мотоцикле езжу.

– Почему именно мотоцикл в итоге стал способом путешествий?

– Потому что он был – вот и все. С ним был хорошо знаком. Для любого путешественника самое главное – не бояться расстояний. А я на мотоцикле к ним привык. Я срочную службу проходил в Москве. Как-то в увольнении увидел, что продаются «Явы» – абсолютно свободно. Тут же мысль: купить и после дембеля на нем в Барнаул. Правда, стоил мотоцикл 980 рублей, не как «Восход». Написал бате, он во Фрунзе жил, попросил денег прислать. Пришел ответ: «Заработаешь, купишь и езжай, куда хочешь». На этом тему закрыли, и долго еще на «Восходе» ездил. А потом его украли. Собирались в путешествие в Крым, должны были мотоциклы поездом перебросить в Днепропетровск, откуда планировали стартовать. И вот дома в день, когда надо было в Барнаул на вокзал ехать, просыпаюсь – нет мотоцикла. В итоге поехал в путешествие пассажиром.

– Я думал, вы скажите, что мотоцикл – это романтика, свобода и все такое. А у вас прагматичнее.

– Романтика и свобода тоже есть. Я еще занимался велоспортом, в 1979 году поехали в Ташкент на сборы. Там увидел в продаже «Иж-Юпитер», 980 рублей, с коляской – 1250. Наконец-то воплотил мечту в жизнь, купил свой мотоцикл и на нем поехал в Барнаул. Маршрут мне знаком был, заехал и к бате по дороге, и еще куда-то. Только было это ранней весной, а у меня ни палаток, ничего. Еду, мотоцикл и разобранный велосипед в коляске везу. То в стогу ночевал, то прямо в коляске. Еще в Ташкенте купил финские зимние сапоги – такие теплые! В коляску залезу, тент натяну, сапоги обую – нормально. В Барнаул приехал 22 апреля, как сейчас помню, в день рождения Ленина. Вокруг еще сугробы, и я на мотоцикле.

Выжить в тайге

– Виктор Михайлович, чтобы все ваши путешествия не вспоминать, давайте топ-5 самых-самых по вашей версии.

– Первое – 1983 год, впервые пытались прорваться из Алтая в Саяны, но природа дала отпор. Спустя два года все же сделали это. Потом – 1987 год, поход вокруг Байкала. Кстати, в 2007 году были в тех же местах, заехали на вокзал зарядить телефоны, пока ждали, подошел таксист, разговорились. И он мне начал рассказывать, как 20 лет назад группа отъявленных мотоциклистов прошла похожий маршрут. Не стал ему говорить, что это я и был, просто интересно стало, что до сих пор об этом вспоминают. Третий поход – из Казахстана на Алтай. Шли группой 18 человек, один участок, меньше 100 км, штурмовали восемь дней. Еще продукты заканчивались, хлеба не было, отпускали только по талонам. Нашли какого-то казаха, дали ему пару бутылок водки, попросили купить хлеб и на лошади нас догнать, привезти. Он так и не привез, видимо, надо было ему потом водку давать. В итоге у нас осталось восемь булок хлеба на восемь дней на 18 человек. Делили булку утром, а сразу съесть, или в обед, каждый решал сам. Когда вышли в село Джазатор, нашли магазин, а там сгущенка, тушенка, болгарские консервы. Начали все скупать, всех местных испугали. Оказалось, что это запас на зиму, тогда Джазатор в зимнее время был отрезанным поселком, связь только вертолетом. Еще поход – 1989 год по Памиру. Шли по тропкам, которые для ишаков прокладывали: бревна и камни. С одной стороны скала, с другой обрыв. Ну и последнее, пусть будет топ-6, восхождение на гору Монгун-тайга в 2008 году, впервые в истории это сделали.

Путешествие на Памир. Фото из архива Виктора Пантыкина.

– Понятно, что приключений в мотопоходах хватало. Бывало, чтобы когда-то реально вопрос о выживании стоял?

– В 1985 году пошли в поход вдоль Телецкого озера. Одну «Яву» бросили в долине Карагема, на территории заповедника. Аккумулятор сел, завести невозможно, на себе не унесешь. Прошли через перевал Неожиданный, и у второй «Явы» кончился бензин. Еще у одной женщины в группе возникли серьезные проблемы со здоровьем, встал вопрос: или сходим с маршрута или спасаемся. Женщину ту с мужем отправили пешком через перевал в Кош-Агач, чтобы там они на самолет сели. Слили последний бензин со всех мотоциклов, заправили мой. Я с товарищем поехал искать какую-нибудь стоянку чабанов, продукты оставили остальным членам группы в лагере. А мы поехали на самом деле на удачу, я в тех местах не был, где что искать – не знал. И тут раз – чабанская стоянка и, о чудо, к ним приехала автолавка. Мы к шоферу – тот бензином делиться не хочет. Пообещали ему спирт, тогда согласился. Снял с машины бачок стеклоомывателя, залил в него, а нам с машины слил 80 литров бензина – полный бак мотоцикла и две канистры по 20 литров. Нам еще продуктов дали, так что вернулись в лагерь с полными запасами. А те, кто нас там ждал, уже последние консервы доели и умирать приготовились.

– Группы для таких походов тяжело скомплектовать?

– В первую очередь смотрю на совместимость людей. У меня в группах всегда люди из разных городов. Сначала проверяю их в легких походах, и только потом уже на что-то серьезное замахиваемся. Конфликт в походе шестой категории – это страшно. Однажды я ошибку допустил, из-за разборок человека пришлось отправлять. Дождались, когда выйдем на цивилизованную дорогу, он написал расписку, что сам покидает группу, и все.

– У меня ощущение, что в любом городе бывшего СССР у вас знакомые есть.

– В прошлом году решил осуществить давнюю мечту – поехать в Крым, правда, на машине. За 29 дней пути лишь дважды ночевал в палатке – остальное у друзей, коллег, бывших соперников и так далее.

За плечами Виктора Пантыкина 19 первопрохождений на грани человеческих возможностей. Впоследствии на некоторых из этих участков появились полноценные дороги.

Козьими тропами

– Мастер туризма международного класса – что это такое?

– У этого звания есть предыстория. В какой-то момент туристам-спортсменам перестали давать звания мастеров спорта международного класса. И тогда федерация туризма придумала свое – но требования стали выше. По положению нужно три похода шестой категории сложности. А у меня их 19.

Экспедиция “Заповедные тропы Алтая”. Форсирование реки Черной. Фото из архива Виктора Пантыкина.

– Как вас с вашими походами терпели на работе и терпят дома?

– Я более 20 лет проработал на котельном заводе, у меня шестой разряд оператора станков с ЧПУ. Конечно, под походы шли все отпуска, иногда их не хватало. Раз на Карпатах задержался на неделю. Уж не помню, по какой причине. А может, все и по графику было, и я предупреждал, что выйду позже, но там забыли. В итоге в наказание меня на месяц на Экибастузскую ГЭС отправили, куда завод оборудование поставлял. А дома у меня все туристы, все на лыжах катаются и на мотоциклах ездят. Жена кандидат в мастера спорта, дочь судья первой категории, один сын мастера выполнил, второй – к.м.с.

– В прошлом году, несмотря на пандемию, вы снова побывали на Байкале. Какие планы на нынешнее лето?

– Готовим маршрут к чемпионату России по автомотопутешествиям шестой категории сложности. Группа уже почти сформирована, в основном рвущаяся в бой молодежь. Сказал им, что группу-то я возглавлю, но на сложных участках им придется меня на руках переносить. Маршрут пойдет через Чарыш, Сентелек, Мультинские озера, Тюнгур, Иню. Будут и участки первопрохождения вдоль Катуни, я там знаю уникальные тропы и щели. Сейчас все ждут, когда откроются границы. У меня много маршрутов шестой категории, но там связка Алтай-Казахстан. Кстати, в 2006 году интересно получилось. Стартовали в Казахстане, куда приехали официально, а вышли из него тайными тропами. Все думал, что нас пограничники встретят и повяжут. А сейчас постоянно жду, что на границе спросят – как так, отметка о въезде есть, а о выезде – нет. О тех тропах рассказывать не буду, хотя там вряд ли нормальный человек пройдет. И уж тем более проедет.

Благодаря Виктору Пантыкину в крае появились такие направления спортивного туризма, как скийоринг, триал и мотоориентирование.

Яндекс.Метрика