На финишной прямой. Этап Кубка мира по гребле в Барнауле должен показать, что наш регион готов к проведению спортивных мероприятий любого уровня

23 марта 12:28 2021

С 20 по 23 мая в Барнауле пройдет второй этап Кубка мира по гребле на байдарках и каноэ, на котором будет разыграно несколько олимпийских лицензий. Подготовка к нему идет уже давно. Что сделано и еще предстоит сделать, как Барнаул получил право на проведение этого турнира и едва не потерял его, какое наследие оставит на Алтае выступление звезд мировой гребли? Об этом и многом другом мы поговорили с председателем Алтайской федерации гребли на байдарках и каноэ, членом президиума Федерации гребли на байдарках и каноэ России Юрием Шамковым.

Барнаул готовится к крупнейшему турниру в своей истории. Фото Ярослава Махначёва.

Вызов региону

– Юрий Вениаминович, наверное, главный вопрос: на какой стадии находится подготовка ко второму этапу Кубка мира?

– Мы вышли на финишную прямую. Основные вопросы, которые надо было решить на международном и федеральном уровне, сняты. Решен вопрос с логистикой, подписан договор с компанией S7, которая будет официальным перевозчиком турнира. Из Венгрии, где пройдет первый этап Кубка мира, она организует прямой рейс в Барнаул. И потом, по окончании нашего турнира, будет один рейс в Будапешт и два в Москву. Решен, как вы уже знаете, вопрос с лодками, заключены договоры с отелями, определяемся по внутренней логистике. Сейчас остались моменты уже чисто организационного плана.

– Не так давно вы были в Москве. Довольны результатами поездки?

– Да. Сначала министр спорта РФ Олег Матыцин во время рабочей поездки в Алтайский край посещал гребной канал, затем делегация региона во главе с Губернатором Виктором Томенко встречалась в Москве с министром. Это говорит о том, что в Москве понимают, этап Кубка мира в Барнауле – повестка федеральная. Понятно, что в национальном масштабе эти соревнования не первые и не самые крупные, что были в России. Но как раз сейчас их не хватает. После решения CAS многие крупные старты, запланированные в России, отменены, в том числе и несколько чемпионатов мира. И барнаульский этап Кубка мира по гребле станет самым статусным турниром в России в этом году.

Что касается поездки в Москву, то она получилась содержательной, прошло несколько совещаний, договорились о том, что Министерство спорта РФ возьмет на себя некоторые консультативные вопросы. В марте приедут специалисты по организации крупных международных спортивных мероприятий, поделятся опытом, дадут советы на месте.

Я бы отметил роль министра спорта Алтайского края Алексея Перфильева, многие вопросы в Москве решаются благодаря его личному участию.

Юрий Шамков знакомит Министра спорта РФ Олега Матыцина и Губернатора Алтайского края Виктора Томенко с инфраструктурой гребного канала. Фото Ярослава Махначёва.

– Когда ждать следующую партию лодок?

– Их привозят регулярно, согласно графику. Уже поступила третья партия лодок. Кстати, на лодки выделены средства из федерального Фонда поддержки олимпийцев. Что тоже говорит о понимании важности турнира федеральным центром.

– Сам канал готов?

– В целом да, остались последние штрихи. Нужно доделать стартовые вышки, благоустроить территорию после зимы, сделать косметический ремонт здания спортшколы, решить вопросы по энергетике, обеспечению Wi-Fi. Объем работ еще достаточный, но все решаемо, все идет по графику. Сейчас определяемся, кто будет кормить спортсменов и зрителей, продавать сувенирку, привозить гостей. Сам механизм доставки определен, будет два варианта для перевозки болельщиков: автобусом от речного вокзала или электричкой от железнодорожного. Еще будет перехватывающая парковка в районе протоки на трассе от Новоалтайска к Старому мосту. Там можно будет оставить машину и шаттлом добраться до места. Приняли решение не допускать на гребной канал зрителей на личном транспорте, чтобы избежать коллапса, который возник во время Кубка чемпионов.

– По болельщикам, наверное, главный вопрос. Они смогут посетить соревнования?

– Этот вопрос решается, но рассчитываем, что все будет нормально. В Барнауле и в России в целом заболеваемость снижается, санитарный режим смягчается. Люди вакцинируются, многие уже переболели, то есть определенный коллективный иммунитет есть. К концу мая, надеюсь, ситуация выровняется.

– Но в Барнауле же ждали гостей из-за рубежа, а там ситуация с коронавирусом сложнее.

– Будем откровенны, болельщики из-за границы не были бы активной составляющей. Гребля – не футбол, из других стран приезжают, как правило, или друзья и члены семей участников, или особо преданные фанаты гребли. Из-за рубежа гостей мы ждем, но не в глобальном количестве. Основная масса болельщиков – это барнаульцы, жители Алтайского края, соседних регионов. Возможно, будут туристы из центральной части страны, которые, например, совместят посещение турнира с поездкой в Горный Алтай. Но в любом случае, это будет массовое мероприятие, причем продлится оно не один день, а неделю: четыре дня только гонки, а ведь спортсмены и болельщики приедут заранее и уедут не сразу после окончания соревнований. Задач, которые нужно решать в процессе подготовки, много – это логистика, размещение, безопасность, освещение в СМИ, организация трансляций. На все это накладывается ситуация с коронавирусом, нужно обеспечить эпидбезопасность. Кроме того участники сначала должны сдать ПЦР-тесты перед прибытием в Барнаул, затем уже здесь, чтобы иметь возможность въехать в страну следования. Вызовов много, наша задача – провести все на достойном уровне, это будет означать, что Барнаул и Алтайский край способны на проведение мероприятий любого масштаба, причем не только спортивных.

– Для Барнаула это тоже своего рода испытание?

– Роль города очень значима в вопросах подготовки и организации этапа Кубка мира. Мы сейчас в тесном сотрудничестве с администрацией краевой столицы обсуждаем и находим варианты решений по логистике, проживанию, питанию, экскурсионному обслуживанию участников и гостей соревнований. Подобный турнир в Алтайском крае проводится впервые, поэтому важно учесть все особенности проведения международных стартов.

На сегодняшний день на участие во втором этапе Кубка мира в Барнауле заявились команды из 36 стран, более 200 спортсменов. Всего ожидается участие представителей 50 стран.

Болеем за наших

– Сколько раз в прошлом году барнаульский этап был под угрозой отмены?

– Неоднократно. В первый раз – после того, когда перенесли Олимпиаду на 2021 год. Изначально ведь на нашем турнире не предполагалось определение олимпийских лицензий, мы готовились к простому этапу Кубка мира. Зато в Дании в августе был запланирован чемпионат мира, приуроченный к 100-летию гребли в этой стране. Когда перенесли Олимпиаду, стало ясно, что и чемпионат мира будут двигать тоже. Тогда датчане стали лоббировать, чтобы предолимпийский этап с розыгрышем лицензий прошел у них в мае, а мы бы тогда стали вообще малоинтересны. Но в итоге все оставили как есть, чемпионат мира в Дании пройдет в сентябре. Вторая сложная ситуация возникла уже на местном уровне во время пандемии, когда жизнь почти замерла. Экономисты прогнозировали серьезное снижение доходов в бюджете региона. Но губернатор, оценив ситуацию, принял решение, что этап Кубка мира в Барнауле будет.

В третий раз вопросы возникли в декабре, после заседания спортивного арбитражного суда, отстранившего Россию от мирового спорта. Но ICF сохранила этап в Барнауле, оставив его квалификационном на Олимпиаду. Не всем видам спорта это удалось. Например, в настольном теннисе квалификацию перенесли из Москвы в Португалию. На нашу федерацию санкции не распространились.

– Кого из местных спортсменов мы увидим на старте?

– Надеюсь, Александра Дьяченко, Кирилла Ляпунова, Ирину Андрееву – они все претендуют на попадание на Олимпиаду. Если мы говорим о воспитанниках СШОР им. Костенко, шансы на участие есть у Артёма Пискуна.

Артем Пискун может выступить на этапе Кубка мира в Барнауле. Фото Ярослава Махначева.

– Сборная России перед Олимпиадой приедет на подготовку в Барнаул?

– Нет, сборная будет готовиться в Приморье. Это логично, оттуда лететь до Токио около двух часов и разница во времени всего час. Но интерес к предолимпийским сборам в Барнауле проявляют ряд сборных из ближнего и дальнего зарубежья.

– Что в плане организации труднее – впервые провести Кубок чемпионов или, уже имея опыт, подготовиться к этапу Кубка мира?

– Кубок мира, конечно. Это официальный турнир, тем более предолимпийский. Кубок чемпионов был коммерческим стартом, где главным было обеспечить финансирование. Сейчас нюансов и сложностей гораздо больше.

– Этап Кубка мира был бы невозможен без проведения Кубка чемпионов. Если оглянуться назад, как нам удалось получить его?

– В ICF на должность технического директора пришел Мартин Маринов, участник шести олимпиад, бывший главный тренер команд Австралии и Китая. Одна из его идей – организовать, в альтернативу официальным соревнованиям, коммерческие. Весной 2018 года предложили провести такие соревнования в Барнауле. Я согласился, глава региона поддержал. Все получилось. Соревнования запомнились и участникам, и зрителям как яркий спортивный праздник, хотя определенные риски организационного характера присутствовали.

Межолимпийский план

– Юрий Вениаминович, вы возглавили Алтайскую федерацию гребли в 2013 году. Как это было?

– Позвонил Владимир Альт (на тот момент начальник крайспортуправления, ныне директор ЦСП сборных команд края. – Прим. авт.), сказал, что у прежнего руководителя заканчивается контракт и предложил этот пост мне. Я сразу сказал, что мне это интересно.

– Перед этим вы четыре года возглавляли Краевую федерацию дзюдо, но там такой активности не было?

– Соглашусь, хотя и там были заметные дела. Например, с Вячеславом Елистратовым выкупили у моторного завода здание СШОР «Спарта» и передали его на баланс краевого бюджета. Но это, конечно, было проще, чем организовать этап Кубка мира. Просто дзюдо и самбо я занимался в глубоком детстве, с четвертого по седьмой класс, а греблей – с восьмого класса по второй курс университета, это самый интересный возраст. Греб я на байдарке, выполнил норматив к.м.с.

Возглавив Федерацию, с коллегами определили цели, поставили задачи и приступили к их выполнению. В составлении планов по развитию гребли в Алтайском крае сильно помог Сергей Верлин, в то время главный тренер сборной России. Как раз в это же время Юрий Морозов, с которым мы вместе занимались греблей, после многолетней службы ушел в отставку по выслуге лет в звании полковника и откликнулся на мою просьбу возглавить спортивную школу гребли. И вот уже восемь лет трудимся совместно над развитием детского спорта и спорта высоких достижений в Алтайском крае. Одна из задач – Олимпийская медаль нашего воспитанника в 2024 году в Париже. Для этого нужны тренерские кадры. Так как у нас в последние годы своих великих спортсменов не было и тренеров не хватало, стали приглашать специалистов из других городов, причем не только российских. А сейчас у нас в педуниверситете учатся свои воспитанники.

– Пригласить олимпийских чемпионов под знамена края – ваша идея?

– Это тоже прописывали в планах совместно с Верлиным. Чемпионы, выступающие за Алтайский край, – это и пример молодежи, и имидж, и узнаваемость. Свою роль эти ребята сыграли и сейчас играют. В 2019 году в общемедальном зачете по итогам первенств и чемпионатов России Алтайский край стал девятым. Когда я только возглавил федерацию, мы были 36 из 42-х регионов. Недавно я вошел в президиум Федерации гребли страны. Раньше считал это необязательным, а сейчас понимаю – надо. Наши ребята попадают в сборную и, находясь в составе президиума Российской Федерации, мне и коллегам проще решать вопросы.

– Тот же Дьяченко бывает в Барнауле от силы пару раз в год. Вы считаете его нашим в полной мере?

– Да. Даже те, кто родился в Барнауле, попав в сборную, 70 процентов времени проводят вне дома. В гребле всегда так – нужна вода, а она, как правило, не рядом с домом. И Европа, и весь мир так живут. А Дьяченко откликается на все наши инициативы, проводит мастер-классы, стал лицом этапа Кубка мира. Так что он наш.

Системный подход

– Вы как-то говорили, что для роста спортсмена нужны школа, интернат и училище олимпийского резерва. Сейчас все это есть. Чего еще не хватает?

– Одна из идей – создание в Барнауле федерального центра по подготовке спортсменов. Это может быть филиал федерального центра в Бронницах, который бы охватывал спортсменов от Урала до Дальнего Востока.

Любой спортсмен должен хотеть стать как минимум чемпионом мира. Чтобы расти, нужно попадать в сборную, и когда есть связка с национальной командой, тогда есть результат.

– Как оцените работу интерната?

– То, что мы закладывали при его создании, получилось, но пандемия все испортила. Собрали детей из 15 районов, они начали тренироваться и учиться. Весной надо на воду – тут пандемия, до июля всех распустили. Чтобы просто в лодке научиться сидеть и не переворачиваться, надо пару месяцев.

Воспитанники интерната тренируются под руководством Руслана Мамутова. Фото Ярослава Махначева.

– Где еще появятся филиалы школы?

– Во Власихе есть все необходимые составляющие: водоем, достаточно большой микрорайон с крупной школой, в которой обучаются более 1000 детей. И главное – там живет наш ветеран, мастер спорта международного класса Владимир Панков, который мечтает поработать с детьми. Сейчас гребля в регионе представлена в Барнауле, Бийске и Павловске. Если говорить о планах, мне понравилось Мамонтово. Девять тысяч жителей, уровень массового спорта достаточно высок. В местной ДЮСШ 450 детей, есть шикарный водоем, 16 км по периметру, лес. Думаю, гребля там приживется. Практика мирового и российского спорта показывает, что из маленьких населенных пунктов чемпионов выходит больше – мотивация у людей выше.

371 человек тренируются в СШОР по гребле им. К. Костенко.

– Одно время вы обсуждали вопрос открытия в Барнауле производства лодок.

– Сняли этот вопрос. У потенциального партнера Elio был интерес, но потом он его потерял. Производство лодок – сложный бизнес. В Подмосковье есть производитель ЭКСИ, 12 лет уже на рынке.

– Юрий Вениаминович, вы сами как часто в лодку садитесь?

– В прошлом году – пару раз. Периодически на воду выхожу, но не часто.

– Еще одна часть вашей жизни – производство, вы возглавляли крупные предприятия. Что в этой сфере общего с греблей?

– Системность. Без этого невозможен результат ни там, ни там.

Яндекс.Метрика