В начале войны на всей территории СССР была введена карточная система на продукты и промтовары

06 мая 16:45 2021

Переход к карточной системе занял период июля-ноября 1941 года. В народе его называли «карточным хаосом»: вал постановлений и распоряжений по карточкам был действительно велик. Во избежание очередей и недовольства все граждане закреплялись за магазинами или складами, где они могли «отоварить» карточки. Коснулась эта система и Барнаула, где Горисполком предпринимал беспрецедентные меры, чтобы обеспечить карточки реальным содержанием.

Коллаж: Александр Ермолович

Борьба с нарушителями

В 1941 году хлеб без карточек продавался только в буфете железнодорожного вокзала и по повышенным ценам. 50% нормы крупы и макарон были заменены картофелем. 100 граммов хлеба также можно было заменить на 400 граммов картофеля.

Уже в сентябре 1941 года в городе ввели жесткий контроль за выдачей хлебных карточек. Отмечалось злоупотребление начальства, замена карточки «служащий» на карточку категории «рабочий». Талонов в городе больше, чем хлеба, дефицит которого составлял 968 кг.

Со стороны городского карточного бюро не велось должного контроля за правильностью выдачи продовольственных карточек и борьбы с нарушениями в этом вопросе, в результате чего появились грубые нарушения, граничащие с преступлениями.

Из протокола заседания Исполкома Горсовета в феврале 1942 года: «Пользуясь слабостью контроля со стороны карточного бюро, отдельные руководители предприятий, учреждений и организаций встали на путь завышения контингентов рабочих за счет включения служащих (завод № 17, Стройгаз, меланжевый комбинат, КРАЙЗО, ВРЗ, завод имени газеты «Правда» и др.). Домоуправления, коменданты общежитий, заверяя стандартные справки о наличии иждивенцев, совершенно не интересуются документами, подтверждающими действительное наличие иждивенцев, заверяются по две справки об одних и тех же иждивенцах. Обязываем руководителей организаций, предприятий и учреждений, карточное бюро при выдаче продовольственных и промкарточек на иждивенцев при наличии вторых трудоспособных членов в семье, требовать справки с их места работы о том, что карточек на иждивенцев они не получают».

Сделать магазины доступными

На начало 1942 года из 112 магазинов Барнаулторга без выходных работали только 16, все магазины находились в центральной части города, а в районах сосредоточения промышленных предприятий их практически не было. В большинстве объектов торговли отсутствовали отдельные товары, которых было в достаточном количестве на базе Барнаулторга. Зачастую продавцы работали в грязных халатах, не соблюдали элементарных правил личной гигиены, поэтому в некоторых магазинах царила антисанитария. На заседаниях Исполкома Горсовета вопрос о качестве торговых сетей поднимался неоднократно, при этом власть старалась не казнить, а помочь встать на ноги торговле, задыхающейся от наплыва эвакуированного населения.

Так, управление городского архитектора обязали при утверждении проектов нового строительства жилых, учрежденческих и иных домов отводить первые этажи, а в двухэтажных – часть первых этажей под торговлю и общественное питание. Директору Стройгаза, например, поручили приспособить один барак на поселке Осипенко под закрытый магазин для обслуживания собственных рабочих. Горторготделу рекомендовали пересмотреть время работы магазинов в сторону увеличения, а большинству и вовсе отменить выходные. Были и более жесткие точечные решения: это переселение жильцов из смежного помещения магазина № 8 Барнаулторга на Социалистическом проспекте № 50, и магазина № 15 на ул. Никитинской для расширения торговых площадей указанных магазинов, запрет руководителям торгов без согласования с Горисполкомом закрывать магазины, лавки, павильоны и киоски. Товарную базу Барнаулторга разгрузили, чтобы в магазинах, особенно на окраинах города, не было перебоев с товарами, находящимися на базе.

В 1942 году по продуктовым карточкам в магазине отпускались хлебные пайки: 500-600 граммов на рабочего, 400 – на служащего, 300 – на ребенка.

Общественное питание

Учитывая, что существующая сеть столовых не обеспечивала потребности растущего населения Барнаула общественным питанием, власть города также взяла этот вопрос на контроль. Так, в связи с тем, что помещение на ул. Аванесова, 102, использовалось только на 50% и для размещения нагорной библиотеки предоставили лучшее по условиям работы помещение, нагорную библиотеку перевели в здание школы № 2, а освободившуюся площадь передали Тресту столовых и ресторанов для открытия общедоступной столовой. Коммерческий ресторан решили открыть на ул. Пушкинской, 70, для чего подбиралось помещение для расселения аппарата прокуратуры Центрального района и магазина КОГИЗ.

Многопромсоюзу предоставили здание бывшей церкви в парке меланжевого комбината под общедоступную столовую, а заводу № 17 под закрытую сеть – дом на ул. Короленко (бывшая биллиардная) и помещение магазина № 57 Барнаулторга.

Мыло и картошка

Не забывал Горисполком и о снабжении населения непродовольственными товарами. В частности, он обязал руководителей торгов заключить договоры с местной промышленностью и промкооперацией на поставку товаров в торговую сеть. Особенно остро стоял вопрос по производству в городе мыла, в том числе банного. Так, химзаводу горпищепромкомбината установили норму выпуска в 568 тонн, в том числе – 22 тонны банного мыла.

Учитывая исключительно важное значение подсобных хозяйств как дополнительного источника питания трудящихся, утвердили План посева картофеля и овощей на 1942 год. Общая площадь посева составила 5686 га, из них картофеля – 3680 га. Минимальное задание по урожайности с 1 гектара определили в следующих размерах: по картофелю – 115 центнеров, по овощам – 146 центнеров. При этом директорам совхозов и подсобных хозяйств промпредприятий вменили подготовку тягловой рабочей силы, заготовку необходимого количества верхушек клубней картофеля по методу академика Лысенко, подготовку земли с необходимым количеством удобрений на 1 га посевной площади: не менее 20 тонн навоза и перегноя и 1,5 тонны золы, а также внесением минеральных удобрений.

Автор благодарит за помощь в подготовке статьи сотрудников Государственного архива Алтайского края.