Общество

С чего начинается ёлочка. Как идёт процесс лесовосстановления в регионе

Ярослав Махначёв

18 июня 2021 11:22

Это поле на въезде в село Бобровка необычное — тут не пшеница колосится и не подсолнухи за солнцем головы поворачивают. Здесь растут ёлки. Точнее, ели, лиственницы и сосны. Но они пока ещё в таком возрасте, что только специалист отличит одного зелёного колючего малыша от другого. Собственно, это и не поле даже — это лесопитомник Бобровского лесокомбината. Именно здесь выращивают хвойные деревья для лесовосстановления.

Фото: Ярослав Махначёв.

Первый, третий, пятый

У работников лесной отрасли забот хватает круглый год. Лесовосстановление — одна из них. Хотя и бытует мнение, что, мол, весь лес уже в Китай продали и ничего не осталось, оно в корне не верно. Деревья, конечно, рубят, но есть жёсткое правило — сколько леса ушло на переработку, столько же и должно быть восстановлено. Также высаживаются новые деревья на месте лесных пожаров либо там, где они когда-то росли, но почему-то перестали, и образовались прогалины. Каждое предприятие, хоть частник-арендатор, хоть краевая структура, имеет определённый план лесовосстановления.

— У нашего предприятия задача на этот год — посадить 30 гектаров леса и провести дополнение ещё на площади порядка 100 гектаров, — рассказывает Евгений Пугачёв, заместитель директора ООО «Бобровский лесокомбинат», входящего в состав ЛХК «Алтайлес».

Дополнение — это, скажем так, досаживание деревьев на тех участках, где лесовосстановление уже проводили ранее. Понятное дело, приживаются не все деревья, поэтому на некоторых участках приходится проводить дополнительные посадочные работы. Кстати, проверяются участки лесовосстановления на первый год после посадки, затем на третий и пятый. Ну а через восемь лет, если засаженная площадь соответствует нормам, она уже получает новый статус — лес.

Чтобы участок лесовосстановления перешёл в категорию «лес», должно пройти восемь лет, а территории необходимо соответствовать определенным параметрам: на площади должно быть не менее двух тысяч деревьев высотой от полутора метров.


Шишки собираем, песни не поём

Бобровский лесокомбинат в первую очередь обеспечивает посадочным материалом предприятия ЛХК «Алтайлес», сеянцы и саженцы приобретают и другие предприятия Алтайского края, а также по договорам — различные регионы страны. В этом году, например, были покупатели с Урала.

Начинается всё с самой обыкновенной шишки. Её лесным предприятиям за деньги помогает собирать местное население. Правда, лёгким такой заработок не назовёшь. Те шишки, которые вы сейчас увидите под ногами в лесу, не подойдут — они уже раскрылись.

— Шишки собираются либо с ПЛСУ, то есть постоянных лесосеменных участков, либо с рубок ухода с поваленных деревьев, — рассказывает Евгений Пугачёв. — Проще говоря, нужна шишка, которая на дереве, ещё закрытая.

Евгений Викторович добавляет и ещё один факт: собирать шишки надо зимой, в сугробах по пояс. При всЁм этом шишек надо много. Например, в этом году в лесопитомнике засеяли площадь в два гектара. На это ушло 120 кг семян. Чтобы их получить, собрали 12 тонн сосновой шишки.

Собранный за зиму шишечный урожай везут на шишкосушилку в Вылково. Там при помощи спецоборудования создаются оптимальные условия — нужно сделать так, чтобы шишка раскрылась, но не пережечь её. Затем добываются семена, запечатываются, на них оформляются паспорта. В марте семена отправляются на стратификацию — их укладывают тонким слоем в холщовый мешок и помещают в снег. Так создаются условия, максимально приближенные к природным. В мае семена достают, сушат, обрабатывают, чтобы не портились, и только затем — посадка.

Фото: Ярослав Махначёв.

В идеале семена должны быть районированными, то есть, например, в Ключевском районе нужно садить те семена, которые на этой территории и были собраны. Неместный посадочный материал, конечно, прорастёт, но вот с приживаемостью могут быть проблемы.

Всем грядкам грядка

Лесовосстановление — практически то же самое, что и сельское хозяйство, с такими же рисками и тяготами, например подтопление грунтовыми водами, нашествие вредителей. Если считаете, что только редиску да морковку сорняки душат, а соснам что, растут себе и растут, то вы глубоко ошибаетесь. Не верите — загляните в лесопитомник в Бобровке.

Летом одни из ключевых сотрудников здесь — женщины, занятые на прополке посадок. Работа эта сезонная, но чрезвычайно важная. С утра до ночи под солнцем и на ветру они спасают только что проклюнувшиеся хвойники от нашествия сорняков. Нашествие в нынешнем году — это не преувеличение.

— Я 28 лет на предприятии работаю, никогда такого не видела, — рассказывает Александра Деген.

Александра Рубиновна когда-то была художником, работала на Бобровском лесокомбинате в цехе по выпуску сувенирной продукции. Потом цех закрылся, и с 1993 года она каждое лето на прополке. Говорит, что их питомник всегда был одним из лучших в Сибири, но нынешнее лето расстраивает — от сорняков спасу нет.

Фото: Ярослав Махначёв.

Я, честно говоря, в траве вообще не мог найти сосну или елку. Но опытные сотрудницы сразу показывают — вот она. А вокруг — сорняк. И прополоть надо два гектара. И чем быстрее, тем лучше, пока трава окончательно не задавила молодые посадки. Это вам не помидоры в теплице прополоть.

Сажают все

В Бобровском лесопитомнике применяется так называемый трехпольный севооборот. Рядом с площадью, засеянной семенами нынешней весной — годовалые елочки. С другой стороны — пар, то есть отдыхающее поле. В следующем году участки поменяются ролями. Сеянцы, которым уже будет по два года, займут свое место на участках лесовосстановления в лесах и борах, участок, на котором они росли, будет отдыхать, а на место нынешнего пара высеют семена.

К высадке в лес готовы сеянцы-двухлетки, но иной раз и первогодки годятся, главное — соответствовать стандартам, 12–18 см от корневой шейки. Как только сходит снег и территория питомника чуть подсыхает, сеянцы необходимо достать из земли. Для этого нужен один трактор со специальным оборудованием (скобой, которая идёт под почвой и приподнимает её) и больше ста человек, которые и достают сеянцы, формируют из них пучки штук по сто в каждом, укладывают их в кузов. Затем сеянцы помещают в снежник — специально сформированную снежную кучу, закрытую опилками, чтобы не таяла весной.

— Вся эта процедура нужна для того, чтобы почка сеянца не раскрылась, тогда приживаемость выше, — рассказывает Евгений Пугачёв. — Здесь, в питомнике, мы сеянцы извлекаем рано, в середине апреля. А вот в лес на высадку заходим позже, там на некоторых участках снег до середины мая лежит.

Участки в лесу для посадки готовят заранее, трактор формирует специальные полосы. Затем по ним идёт лесопосадочная машина на базе трактора — в основном это ДТ-75. Вручную, с использованием мечей Колесова, сажают редко — в основном при дополнительных работах либо на труднопроходимых для техники участках.

Хоть ты бухгалтер, хоть инженер, хоть лесник — в мероприятиях по лесовосстановлению максимально задействуют всех сотрудников предприятия. Фронт работ большой, а времени мало, так что всё надо делать быстро.

Меньше не значит хуже

Как говорит начальник отдела лесовосстановления и защитного лесоразведения управления лесами минприроды региона Игорь Дергачёв, с 2019 года на нашей территории действует новый лесной план Алтайского края. Он определяется на каждый субъект страны индивидуально и регламентирует объёмы и виды необходимых работ, в том числе и лесовосстановление. Согласно ему ежегодно в крае необходимо проводить эту процедуру на площади 3,5 тыс. гектаров. Больше — можно, меньше — нет. Кстати, по сравнению с предыдущим лесным планом объём ежегодного лесовосстановления снизился, но это не значит, что на лесную зону стали меньше обращать внимания.

— В 1997 и 2010 годах на территории края были серьёзные лесные пожары, — говорит Игорь Дергачёв. — Например, только в 2010 году сгорело свыше 10 тысяч гектаров. Всё это надо было восстановить, и это практически сделано. Остались небольшие объёмы в Угловском районе и Ключах. Сейчас основные работы уже переходят в таёжную зону, на Салаирский кряж — на те участки, где ведётся рубка.

Второй год идёт лесовосстановление в таёжных зонах. Для этого приобрели спецтехнику по нацпроекту, закупили тяжёлые трактора. Основная проблема работ в тайге — подготовка почвы. Проехать тяжело, это не ленточные боры, где одного МТЗ хватит для всех работ.

— Для сравнения: в бору на подготовку почвы ушло 3 тыс. рублей, в таежной зоне — 30, — рассказывает Игорь Дергачёв.

55 млн руб. выделено Алтайскому краю на лесовосстановление по нацпроекту на 2021 год (в прошлом году — 37 млн руб.). Однако эта сумма предусматривает покрытие лишь непосредственно посадочных работ, на подготовку лесных участков, нарезку почвы, дополнительные посадки, уход за ними нужна ещё примерно такая же сумма.

Лесовосстановлением занимаются все, чья работа связана с лесом — это и арендаторы, и краевые структуры, такие как КАУ «Алтайлес» и КАУ «Боровлянский лесхоз». Кстати, у арендаторов объёмы работ также каждый год снижаются.

Как говорит Игорь Дергачёв, в прошлом году краевой план по лесовосстановлению перевыполнили на 120 процентов, годом ранее — на 190. Сейчас уже нет необходимости высаживать большие объёмы, к тому же и естественный процесс возрождения леса никто не отменял. Сегодня на первый план выходит другая забота — уход за посадками. Засаженные участки тоже очень сильно зависят от погоды. В степной зоне одна проблема — жара и засуха. В приобской другая — трава, забивающая молодые посадки. В прошлом году, по словам Игоря Дергачёва, процент приживаемости весенних посадок составил 67% — это неплохой показатель.

Лента