Общество ВБ

Спецназ Росгвардии должен не только ногами махать, но и головой думать

Стас Сидоркин

2 августа 2021 12:31

2 августа 28 лет назад сотрудники барнаульского ОМОНа, который сейчас входит в состав Управления Росгвардии по Алтайскому краю, впервые вышли на службу. За эти годы его бойцы участвовали в боевых действиях на Северном Кавказе, охраняли порядок на множестве мероприятий всероссийского масштаба, в том числе на чемпионате мира по футболу 2018 года, задерживали преступников в Барнауле. Сегодня мы беседуем о том, какова она, служба в ОМОНе, с командиром оперативной роты подполковником Алексеем Боровским.

Алексей Боровской в командировке на Северном Кавказе.
Фото предоставлено Управлением Росгвардии по Алтайскому краю

Ночной бой

Алексей Боровской еще с молодых лет загорелся идеей служить в спецназе. После срочной службы в армии устроился в ППС в родном селе, а в 1997 году, пройдя строгий вступительный отбор и обучение, поступил в барнаульский ОМОН. Буквально через пару месяцев он отправился в свою первую боевую командировку на Северный Кавказ. За десяток с лишним командировок прошел весь Дагестан, Ингушетию, Чечню, Кабардино-Балкарию.

Руководство страны высоко оценило боевые заслуги Алексея Боровского. Он награжден орденом Мужества, медалями «За заслуги перед Отечеством» II степени, «За отвагу» и «За отличие в охране общественного порядка». Офицер хорошо помнит тот бой, за который получил орден Мужества.

- Однажды в ночное время мы выходили на позицию и в ущелье лоб в лоб столкнулись с группой боевиков, которая уходила на свою базу в горах. До этого мы два месяца за ними охотились. Нас было всего шестеро. Завязался бой, мы отбились и начали преследование. Очень интенсивная получилась перестрелка. У меня под конец ни одной гранаты, ни одного патрона не осталось. И у ребят то же самое: пулеметчик – «пустой», снайпер – тоже. Благо прибыло подкрепление, бойцы кабардино-балкарского ОМОНа подогнали бронетранспортер, прикрыли нас. Мы вышли из боя без потерь и уничтожили бандгруппу, в которой было два одиозных лидера бандподполья. Тогда орденами Мужества наградили пять бойцов из нашего отряда – случай для ОМОНа уникальный.

Война с ваххабитами

Едва в Чечне навели порядок, «загорелись» еще две северо-кавказских республики – Дагестан и Ингушетия. Изрядно барнаульскому ОМОНу пришлось туда поездить.

- Сильно тогда местным жителям проповедники-ваххабиты промывали мозги, молодежь уходила в горы. Причем не только какие-то случайные люди, но и из обеспеченных семей: сын прокурора, сын начальника местной милиции, – рассказывает Алексей Боровской. – Их кровью вязали. Расстреляет новобранец сотрудника ППС или машину ГАИ, и обратной дороги ему уже нет.

Как-то раз боестолкновение продолжалось целый день, с семи утра до восьми вечера. Началось с того, что местные оперативник и участковый пришли с проверкой на адрес, где скрывались боевики. Участкового прямо на пороге застрелили, оперативника ранили, но он смог отползти в укрытие и вызвать помощь. Первым прилетел туда спецназ ФСБ, а ОМОН следом. Завязался бой. Боевиков внутри оказалось много. Дом снесли вплоть до фундамента, но боевики ушли на цокольный этаж. Прилетел вертолет с сотрудниками спецподразделения ФСБ «Вымпел». Начали бить в подвалы из ручных противотанковых гранатометов. Вроде все затихло. Но только бойцы ОМОНа под прикрытием щитов пытались проникнуть внутрь, уцелевшие боевики опять начинали отстреливаться. Благо группа была хорошо тренированная, обошлось без потерь.

Алексей Боровской:

- Самые яркие, красивые – это задержания «с колес». Когда зажимаешь автомобиль подозреваемых несколькими машинами, берешь «в коробочку», и потом просто всех извлекаешь из машины. Оказать сопротивление они обычно просто не успевают. Сказывается эффект внезапности. А если пытаются сопротивляться... Наши ребята гораздо лучше подготовлены.

«В нашей работе нужен интеллект»

Впрочем, большую часть времени омоновцы все-таки работают на территории Алтайского края. Их повседневная служба – это постоянные тренировки и участие в специальных мероприятиях, проводящихся оперативниками МВД и ФСБ. Если нужно проникнуть в притон наркоторговцев, задержать преступников-гастролеров, утихомирить пьяного дебошира, кидающегося на людей с топором, то сразу зовут на подмогу ОМОН. Потому что знают, что спецназ Росгвардии точно не подведет и сможет задержать самого опасного и хитрого преступника.

- Есть среди некоторых обывателей мнение: «Вы – дуболомы. Можете только двери ногами выбивать». Это далеко не так, – рассуждает Алексей Боровской. – У нас многие бойцы с высшим юридическим образованием. В первую очередь в нашей работе нужны мозги. При планировании специальной операции на 85-90 процентов успех зависит от грамотной расстановки сил и средств, распределения ролей для каждого сотрудника. А все остальное – это уже дело техники.

Алексей Боровской уверен: чтобы сотрудник стал полноценным спецназовцем, который в любой нестандартной ситуации сможет принять правильное решение, необходимо от трех до пяти лет. Ведь форс-мажор при такой работе – это обычное дело, даже когда все действия отработаны на тренировках до мелочей.

- Помню, как мы работали здесь, в Барнауле, по наркотикам. Было назначено место, где поставщик передаст партию товара. В условленное время он подъезжает на машине, агент-закупщик садится в салон, и тот просто трогается и уезжает. Нам ничего не остается, как ехать за ним следом. Потом совершенно в другом неподготовленном месте пришлось начать штурм машины. Преступник дал газу и попытался скрыться, сбил оперативника и нашего бойца, сам я на капоте прокатился. Мой напарник не растерялся, и прострелил колесо. Преступника задержали.

Проверенные люди

Алексей Боровской сам занимается подбором кадров для своего подразделения. Весь личный состав роты прошел через него, поэтому он полностью уверен в каждом из бойцов. Случайные люди сюда не попадают.

- При приеме на службу у нас очень жесткие тесты. Если человек не занимается спортом серьезно, то он их не пройдет. После сдачи нормативов по физподготовке еще необходимо устоять в трех поединках против действующих сотрудников, которые идут в полный контакт. Это проверка морально-волевых качеств. Бывает, кто-то успешно сдал физподготовку, надел перчатки, зашел на ковер и начал просто бегать от противника. Один раунд побегал, второй... На третий я говорю: «Все, снимай перчатки. Ты – не наш человек!».

Но не менее важна порядочность и верность своему делу.

- ОМОН для меня не просто работа, а семья и смысл жизни, – признается ротный. – Да, имея выслугу, я в любой момент могу выйти в отставку, но я пока не вижу себя без своей службы. Пока есть силы, возможность и здоровье, буду служить. Я честно служу Отечеству и учу этому молодых бойцов.

Лента