Наш соловей. Он работал с саунд-продюсером Элтона Джона, а начинал карьеру в Барнауле

24 июня 17:08 2021

В краевой столице состоялся концерт Isaac Nightingale — это псевдоним Вадима Капустина, музыканта с мировым именем, чья карьера начиналась в Барнауле. Здесь он родился, учился, а потом уехал в Германию, затем в США и строил успешную карьеру там. Потом он вернулся в Россию, стал четвертьфиналистом шоу «Голос». В родном городе Вадим Капустин выступил с уникальной акустической программой.

Фото: Ярослав Махначёв.

Беляши по 16 копеек

Вадим, концерты в Барнауле отличаются от других?

— Конечно. Мне безумно приятно быть в родном городе, чувствую прилив адреналина. Тут всё детство и молодость прошли, так что я подпитываюсь энергией родной земли, как в сказке. Вообще, накануне концертов в Барнауле у меня будто портал открывается, начинаю писать новые песни. За месяц появилось несколько новинок, сегодня их исполню. Москвичи обзавидуются тому, что премьера будет в Барнауле, а не в столице, где скоро концерт. Мне эти новые песни очень нравятся, я развиваюсь как композитор, чувствую, что это новый уровень.

— То, что выступаете с акустической программой, накладывает отпечаток?

— Да. Вообще, у меня есть музыканты — гитары, бас, барабаны. Но в Барнауле я один, это другой формат. Песни под пианино звучат более мягко, романтично, голос больше раскрывается, появляется атмосфера мечтательности, погружённости в меланхолию. Мне нравится такая обстановка.

Чем занимаетесь в Барнауле, когда приезжаете?

— У меня тут живут родители, гощу у них. Тем более что из-за пандемии приезжал последний раз год назад. А сейчас ещё и виктория как раз поспела (улыбается. — Прим. авт.). Ещё в Барнауле много друзей. Хотя я и уехал отсюда в 18 лет, но продолжаю общаться с ними. Люблю просто прогуляться по центру Барнаула.

— Есть для вас знаковые места в городе?

— Много, конечно. За одно интервью не вспомнить всё. Одно из ярчайших воспоминаний — запах беляшей по 16 копеек. На пересечении ул. Чкалова и Ленина, у мединститута, была потрясающая беляшная. Я люблю поесть, я гурман, но эти беляши снятся до сих пор.

Вы окончили Барнаульское музыкальное училище. Каким вы были студентом?

— Обычным. Годы учёбы я вспоминаю с теплом. Мои педагоги, особенно Сима Семёновна Тарнецкая, Светлана Курбановна Шарифулина, вдохновили меня на любовь к музыке, научили разбираться в ней, привили чувство вкуса. Я испытывал страсть к специальности, к инструменту, но, как любой творческий человек, мог быть и бесшабашным, неорганизованным. И хулиганил, и прогуливал. При этом совпало так, что во время учёбы я пережил внутренне духовное озарение, я верующий человек, не скрываю этого. Вовремя встал на этот путь, что сыграло свою роль. Музыкальное образование дало огромную базу и создало меня как артиста. Всем говорю: если хочешь быть на сцене — иди учить. Есть, конечно, и без образования дарования, но мало.

При этом вы чуть ли не медиком хотели стать.

— Хотел, потому что у меня в семье все медики: мама, бабушка, она вообще — Герой соцтруда, награждена орденом Ленина. Её портрет был на стенде «Ими гордится Барнаул». И я хотел быть хирургом. Но, знаете, музыкант — он в какой-то степени тоже врач, доктор человеческих душ. Ничто так не может исцелить сердце, как музыка. Порой тысячи слов не дают такого эффекта, как песня. Так что я в какой-то степени доктор.

Фото: Ярослав Махначёв.

Русский человек

— Вы выступаете под псевдонимом Исаак Найтингейл. Почему?

— Не Исаак, а Айзек. Я не менял имя, я Вадим Капустин. Но моя музыка ориентирована на запад, а в зарубежных странах слушатель не воспримет Вадима Капустина. Поэтому взял псевдоним. Айзек — мне нравится это имя. Был такой музыкант — Крис Айзек, ещё это библейский герой Ицхак — сын Авраама. В общем, глубокая история. А слово «Найтингейл» в переводе «соловей», меня в детстве так называли. Поэтому выступает Вадим Капустин с проектом Isaac Nightingale.

Вы все-таки больше российский музыкант или западный?

— Я перестал себя классифицировать. Я русский человек, с русской ментальностью, воспитанный на русской литературе и русском языке. Но пишу на 100 процентов западную музыку. У нас к самому слову «Запад» есть какой-то негатив. Но для меня это музыка, понятная всему миру. Включите за границей Стаса Михайлова — его не поймут. Мое творчество там понятно. Так что я делаю то, что нравится, не относя себя к чему-либо.

— На русском языке песни будут?

— Может быть. Более того, я даже хочу этого. Я даже в шоу «Голос» пел на русском языке одну песню, всем понравилось. Но когда я сажусь писать, из-под пера выходят английские слова.

— Хорошо, но с русским шоу-бизнесом вы себя соотносите?

— Мне сложно это делать. Буду максимально искренним, может, обижу кого-то. Но у нас огромный кризис в шоу-бизнесе. Чтобы понять, как низко мы пали, нужно послушать деревенскую музыку XV века и сравнить. Поэтому, слушая современную российскую музыку, мне не хочется себя ассоциировать с нею. Кому-то это нравится — пожалуйста. Сейчас в Интернете можно найти много талантливой молодёжи, поющей на русском, английском, французском совсем не так, как нынешние поп-исполнители.

Всю прошлую неделю обсуждали премию «Муз-ТВ», выясняя, кто лучше — Артур Пирожков или Моргенштерн.

— Мне грустно на это смотреть. Очень сильно всё подешевело. Есть желание продать душу в угоду публике, уже не знают, как удивить, хайпануть, готовы надеть женское бельё перед камерой. Но это пройдёт. Живое, настоящее — останется.

Вадим Капустин:

Я никогда не думал преподавать. Но во время пандемии открыл онлайн-школу, разработал свою методику обучения. Понял: у меня есть, что дать, стал преподавать по Zoom. И количество желающих было столь велико, что открыл онлайн-школу. У меня несколько учеников, это разные люди. Есть, кто участвует в крутых конкурсах, есть те, кто поёт для себя. Это люди из разных стран, разных возрастов. Есть девятилетний мальчик из Перу, есть ученики из Барнаула. Пока новых не беру, но иногда появляются окна — кто-то уезжает или берет паузу. Если есть желание — пишите мне в соцсетях сообщения.

Все решает случай

Вадим, известность вам принесла группа Triangle Sun. Что было сложнее — создавать её или, уже имея опыт, создавать сольную карьеру?

— Легко ничего не бывает. Но, конечно, с опытом было проще. Может, опять кто-то обидится, но группа была в какой-то степени разминкой. Да, первый альбом был очень удачный — не мне судить, люди так говорят. То, что делаю сейчас, происходит более осознанно, но этого не было бы без опыта.

Вадим Капустин создал известную группу Triangle Sun, в составе которой стал резидентом легендарного клуба Cafe Del Mar Ibiza и лауреатом клубной премии «Золотая горгулья» как участник лучшего электронного проекта России. Он работал композитором в Камерном театре Nostalgia в Берлине, писал музыку к спектаклям. С сольным проектом записывался в Лос-Анджелесе на одной из самых известных голливудских студий звукозаписи Rusk, где работали Элтон Джон, Мик Джаггер, Элвис Пресли, Фрэнк Синатра, Тина Тёрнер. Его альбомы высоко оценивались музыкальными критиками, занимали верхние строчки в российском iTunes, попадали в ротацию российских, европейских и американских радиостанций.

— При этом в Германию, где начинали профессиональную карьеру, вы уехали случайно.

— Не то чтобы случайно… Я в Горном Алтае познакомился с группой немцев, которые пригласили меня в Берлин в гости. Там я зашел в бар, увидел пианино, сел играть, импровизировал час. Потом встал и увидел человека, курящего трубку. Он сообщил, что заходила некая фрау Леман, которой понравилась моя игра. Она планировала открывать Берлинский камерный театр, мы познакомились — и в итоге мне предложили контракт на работу композитором в этом театре. А мне ещё надо было учиться год в Барнауле. Я вернулся сюда, доучился и потом улетел работать в Германию.

— А потом вы записывались в США. Почему в итоге вернулись в Россию?

— Все на самом деле решает случай. Кто знает, как бы строил жизнь, если бы тогда в Берлине не зашёл в тот бар. В итоге четыре года, прожитые там, сыграли большую роль в моём становлении. А в США я изначально планировал записывать песню с саундпродюсером Элтоном Ахи (саундпродюсер Элтона Джона. — Прим. авт.). В США очень сложно выйти на серьёзный уровень, нужно много времени и денег. Платишь за всё — музыкантам, с которыми репетируешь, большие вложения нужны в рекламу, продвижение. Там огромная конкуренция, поют все. На улице поют так, как наши звёзды эстрады будут это делать очень нескоро. Но в Россию при этом возвращаться не планировал, просто приехал сюда, чтобы закончить альбом. И тут позвонила моя знакомая, сказала, что ей приснился сон, где я участвую в шоу «Голос». И я пошёл на кастинг, успел в последний день, хотя вообще этого не планировал. И уже после первого слепого прослушивания пошли звонки, приглашения выступить. Судьба распорядилась так, что я остался здесь.

Фото: Ярослав Махначёв.

P. S. Автор благодарит за помощь в организации интервью концертное агентство «БОРЩ promo» и лично Олега Григорьева.

Яндекс.Метрика