Необычной премьерой театр кукол «Сказка» открывает новую историю на новой сцене

01 июля 14:08 2021

В Театре кукол «Сказка» впервые поставили спектакль, рассчитанный на публику «18+». Со столь ответственной задачей блестяще справилась «золотомасочная» команда во главе Александром Янушкевичем (Минск) – одним из самых востребованных режиссеров в театральном мире. Кому-то спектакль показался мрачноватым, лишающим всяких надежд, других же подкупил в нем важный разговор на болезненные темы, о которых вслух говорить не принято.

На сцене – артисты Роман Баталов и Дмитрий Капустин.
Фото: Вадим Быстревский

Шаг к исцелению

Спектакль «Паша» – это нарезка из сборника «Добыть Тарковского. Неинтеллигентные рассказы» пермского писателя Павла Селукова, одного из самых заметных авторов поколения 30-летних (именно за эту книгу Селуков в 2020 году был признан финалистом престижной премии «Большая книга»). Причем подборкой рассказов для спектакля занимался драматург, театральный критик, главный специалист кабинета детских театров и театров кукол Союза театральных деятелей РФ Алексей Гончаренко, которого восхитила в этом материале способность человека находить выходы в самой сложной ситуации, желание героя понять самого себя.

– Однажды, созвонившись во время пандемии с Александром Янушкевичем, мы поняли, что читаем одну и ту же книгу, – рассказал Алексей Гончаренко. – Поразило не только содержание этих рассказов, но и их автобиографичность, ведь своих персонажей Павел Селуков писал с себя и своих друзей. Более того, долгое время автор вел примерно такой же образ жизни, как и его герои, но потом, начав писать, сделал шаг к исцелению. Вот и мы захотели показать жизнь Паши в развитии – от школьных лет до начала писательской карьеры.

Изменения в текст Алексей Гончаренко вносил по ходу работы над спектаклем, потому что фразы из рассказов выбирались, что называется, под конкретного артиста, то есть по методу немецкой драматургии.

– Нам было важно, чтобы актер был не просто исполнителем, а соавтором режиссера, личностью, – пояснил он. – Поэтому в зависимости от того, кто кого играет, менялись и реплики героев. К примеру, во время репетиций актер Александр Сизиков сочинил фразу, которая повернула весь сюжет. Разумеется, в спектакле мы решили ее оставить.

Калеки с картин Брейгеля

Весь спектакль – это постоянное движение, перевоплощение, перетекание одних образов в другие. Так, разноформатные коробки на сцене – это одновременно и безликие девятиэтажки, и ящики для мусора, и шкафы с вещами, и тесные квартиры. Тем самым довольно емко показан город, где сверлят, мусорят, влюбляются, выясняют отношения, одним словом, живут. Подобными мазками показаны школа, барахолка, подъезд, лифт, пивная, дискотека – те точки, куда то и дело стремительно перемещается действие. Но особая история – это куклы, которые не привычно продолжают артистов, а являются словно нелепыми наростами на их теле, возникающие то на руке, то на ноге, то на спине, то на пятой точке.

Фото: Вадим Быстревский

– Мы намеренно делали кукол не сложными механизмами, изготовленными таинственным путем, а упрощенными, собранными из предметов современного мира, – говорит художник спектакля Антон Болкунов (Алматы). – Получились узнаваемые вещи – сумка, книжка, разные части одежды, спасательный круг, – на которые спроецированы лица актеров, задействованных в спектакле. Причем в фотошопе подогнал их вид под обитателей окраин – кому-то постирал зубы, кому-то пририсовал круги под глазами, кому-то бородавки. Примеряя этих кукол к спектаклю, я понял, что чем меньше в них антропоморфности, тем они выигрышней смотрятся, да и работать с ними интереснеё. Получились куклы-люди, напоминающие калек с картин Брейгеля. Есть и люди-пузыри, люди-руки, люди-ноги – именно таких персонажей можно увидеть утром на городской остановке. Да и сами подростки разве не такие?

Сам же Паша – персонаж, существующий в спектакле в нескольких ипостасях. Об этом свидетельствовала кукла, которую то и дело надевали на себя разные актеры (на руку, на ногу), рассказывая о своих отношениях со сверстниками, с женщинами, с довлеющим отцом, с творчеством.

Александр Янушкевич, режиссер (Минск):

«Как здорово, что актеры, задействованные в спектакле, молоды, дерзки. Они не встали в позу поиска луча света в нашей жизни, они все сделали правильно, по-честному. А если ты что-то делаешь, значит, ты спасен, защищен, как когда-то защитил себя творчеством Павел Селуков».

Встреча с самим собой

Сразу после первого показа «Паши» в театре состоялось заседание художественного совета, на котором мнения присутствующих разделились. Кому-то показалось, что показывать жизнь такой, какая она есть, не очень правильно и что самому спектаклю не хватает в финале глотка надежды. Другие же видели в постановке честное высказывание, в котором так много поводов разобраться с самим собой, пристальнее приглядеться к миру.

– Этот спектакль тем и ценен, что каждый находит в нем что-то, что тревожит лично его, – считает театральный критик, театровед Елена Кожевникова. – И все, что происходит на сцене – правда, игра ли, – становится лично моей историей. Сказать, что я смотрела этот спектакль с удовольствием, было бы странно, режиссер выбрал жанр, в котором мало удовольствия. Но в нем много жизни и много тем, заставляющих задуматься над вопросом: «А какой я?», встретиться с самим собой. А театр для этого и существует.

Как призналась во время худсовета Екатерина Плотникова – актриса, задействованная в спектакле, – в театре кукол это одна из немногих постановок, провоцирующих мощную работу над собой.

– Не случайно я пошла работать в театр кукол – думала, что здесь я смогу спрятаться за куклой, сбежать от себя, – прокомментировала она. – А тут меня выставили напоказ – всю, какая я есть, со всеми плюсами и минусами, и заставили на сцене жить, самостоятельно переваривать все происходящее. Такого опыта у меня еще не было.