Спорт ВБ

Четыре матча в элите. В минувшем сезоне в Премьер-лиге дебютировал наш вратарь

Ярослав Махначёв

26 июня 2021 09:09

Виталий Сычёв в минувшем сезоне стал восьмым барнаульцем, сыгравшим в Премьер-лиге. 21-летний голкипер является воспитанником СШОР А. Смертина, несколько лет тренировался в структуре столичного «Локомотива», привлекался в главную команду, но в итоге два года назад ушёл в «Тамбов». И вот после шага назад Виталий сделал два шага вперёд, став одним из самых заметных молодых вратарей РПЛ.

Фото: ФК «Тамбов»

Буквально вчера Виталий Сычёв подписал контракт с клубом РПЛ "Химки" и уже приступил к тренировкам в новой команде. Кстати, в прошлом сезоне в "Химках" играл друг Виталия по СШОР А. Смертина, с которым они тренировались вместе, Кирилл Боженов. Летом Кирилл перешел в "Ростов". Ну а когда делалось это интервью, Виталий Сычёв еще находился в поисках команды.

Главное — играть

Виталий, что бы ты предпочёл — быть в запасе в РПЛ или постоянно играть в ФНЛ?

— Я бы выбрал тот вариант, по которому пошёл Артём Шаболин (воспитанник школы Смертина, тренировался вместе с Виталием Сычёвым. – Прим. авт.). Он принадлежит «Уралу», но сезон начнёт в аренде в «Оренбурге» в ФНЛ. Это сильная команда с серьёзными задачами. Артём может как с «Оренбургом» решить задачу выхода в Премьер-лигу, так и, хорошо себя проявив, вернуться в «Урал». Иными словами, я бы, конечно, хотел играть в РПЛ. Но если там не будет возможность получать игровую практику, готов уйти в аренду в ФНЛ.

А вообще ты понимаешь вратарей, которые годами сидят в запасе и всем довольны?

— У всех свои задачи. Кто-то зарабатывает, обеспечивая себя и семью. И по-человечески это тоже можно понять. Вот только счастья такой вариант не принесёт, ты потом себя будешь спрашивать, нужно ли это было? И тренеры тоже говорят нам, что не следует гнаться за деньгами.

Вратарские подвиги

— Ты сыграл четыре матча за «Тамбов». Немного, но игры были заметными. Оцени их.

— Да, я в принципе счастлив, что получилось хоть несколько матчей провести. Вряд ли была бы такая возможность, если бы в команде остался Сергей Рыжиков. Но он ушёл, причём это всё решилось как-то быстро, в секунду. Он просто записал голосовое сообщение команде о том, что уходит. Может быть, лично не хотел этого говорить. Конечно, хотелось бы поиграть больше, но и этими четырьмя играми доволен. Отдельно какую-то выделять не буду. С «Краснодаром» — это первый матч в РПЛ против сильной команды. Пусть она нынешний сезон и провела неудачно, но до этого была в призёрах, играла в Еврокубках. ЦСКА — это гранд, тут и объяснять ничего не надо, сыграл против них удачно. Следующий мой матч — с «Химками», это одна из самых крепких команд РПЛ. Ну и завершающая игра с «Локомотивом» — это призёр чемпионата, к тому же мой бывший клуб. Причём в этом матче меня поставили в стартовый состав неожиданно, в последний момент. Так что каждая игра была как новое испытание.

Против ЦСКА ты не просто удачно сыграл, а взял пенальти от Влашича. Как это было?

— Это был уже второй пенальти в матче. С первым я не угадал. Точнее, я определил, куда Влашич будет бить, но это не помогло. А при втором ударе я уже сам принимал решение, в какой угол прыгать.

— Лев Яшин говорил, что незабитый пенальти — это прежде всего ошибка бьющего.

— Я бы сказал, что это на 90 процентов его ошибка и на 10 — реакция, умение, подвиг вратаря.

— После этого матча о тебе спрашивали даже у Черчесова.

— Ну это было скорее для красивого словца. Ничего конкретного он обо мне не сказал.

Виталий Сычёв стал шестым барнаульским вратарём, сыгравшим в элите отечественного футбола. В российские времена ворота там защищали Богдан Карюкин («Кубань»), Евгений Городов («Краснодар», «Ахмат»), Юрий Дюпин («Анжи», «Рубин»), Максим Едапин («Енисей»), а в советские годы один матч в чемпионате СССР за московское «Динамо» провёл Владимир Грынгазов.

Два прихода в «Локо»

Уже давно было известно, что «Тамбов» после сезона будет расформирован. Каково это играть в команде, которая обречена?

— Общих целей у команды не было, только личные у футболистов. В чём-то так даже легче, от тебя ничего не требуют, нет давления, ты можешь показать всё, на что способен. Хотя мы старались быть единым коллективом, у нас играли несколько опытных игроков, вокруг которых строилась команда. После сезона устроили прощальный ужин и разъехались. В «Тамбове» было много хороших парней, может быть, с кем-то ещё поработаем.

— Как тебе работалось вместе с Сергеем Рыжиковым, это же один из самых опытных российских вратарей?

— Он отличный человек. Никогда не скажешь, что он зазвездился. Подсказывает, шутит, был лидером в раздевалке, сердцем команды. Во вратарском мастерстве не скажу, что я что-то перенял от него, у него другая манера игры. Но советы он давал хорошие, например, стоять до конца, не гадать, что будет делать соперник.

— А в «Локомотиве» ты тренировался с Гильерме Маринато и Антоном Коченковым.

— Это мне тоже многое дало. В 18–19 лет рядом с такими глыбами работать рядом — это круто. Я сейчас не только про вратарей, а про всех игроков «Локомотива». Потому в этом сезоне я и не боялся соперников. А Гильерме и Коченков тоже простые парни, без загонов.

На сборах «Локомотива» о тебе были хорошие отзывы. Почему в итоге тебя не отдали в аренду, а продали?

— Поменялось руководство, тренерский штаб, у них было своё видение. Пришлось поступать так, как требовала ситуация, идти туда, где есть возможность себя показать, и это получилось.

— Как ты вообще оказался в «Локомотиве»?

— В первый раз пригласили после одного из турниров меня и ещё троих ребят из школы Смертина: Артёма Шаболина, Виктора Хугаева и Кирилла Язовских. Пригласили на просмотр на три недели. В итоге взяли меня одного. Хугаев ушёл в «Чертаново», Шаболин — в «Динамо», Язовских — в ЦСКА. Я начал тренироваться в академии «Локомотива», но мешало то, что начал быстро расти, пошли травмы, появился лишний вес — и это в детские годы. В итоге сказали, чтобы ехал домой, восстанавливался.

Говорят, ты даже в этот момент хотел бросить футбол?

— Конечно, был обиженным на себя и на тренеров. Думал, что раз в Москве не получилось, то уже и смысла заниматься нет. Но Владимир Александрович Евглевский (тренер Виталия в школе Смертина. — Прим. авт.) — великий человек. Я ещёе до Барнаула не доехал, он уже позвонил маме и попросил передать, что заявил меня на турнир, завтра надо быть на тренировке. Ну и всё, мыслей бросить больше не было.

А второй раз уехал в Москву в 16 лет. Был всероссийский турнир в Иваново, за пару недель до этого позвонил директор академии, сказал, что меня приглашают в «Локомотив». А я не знал, кто мне звонит, ещё думал, что смеётся кто-то. В общем, к турниру уже забыл об этом. Сыграли там матч, второй, смотрю — идут двое в экипировке «Локо», Алексей Поляков, тренер вратарей, и селекционер. Подошли, сказали, чтобы доигрывал турнир и ехал к ним. И всё, через три недели я уже тренировался в «Локомотиве».

Виталий Сычёв с коллегой по школе Смертина Артёмом Шаболиным. Фото: Ярослав Махначёв.

Ты в 16 лет один в Москве. Как удержаться от столичных соблазнов?

— А какие соблазны? Только учёба и тренировки. Мы, может, раз в две недели выходили в кино да прогуляться. А так — утром школа, потом тренировка допоздна, ещё надо уроки сделать и отдохнуть, уставал очень — уровень другой.

Кстати, объясни, в чём разница в уровне — вроде примерно одинаковая система тренировок, упражнения?

— Другие тренеры, тот же Поляков играл на высоком профессиональном уровне, другие спарринги, высокая конкуренция. В Барнауле на моё место четыре парня претендуют, в Москве — 50. Это заставляет работать интенсивнее.

Евглевский рассказывал, как заглядывал к тебе в интернат в академии. Говорит, вещи разбросаны, а мальчишка в приставку играет.

— Это ещё в первый приезд было, в 13 лет. А потом уже берёшь себя в руки, понимаешь, что есть и бытовые обязанности.

Шахматы и футбол

Ты ростом ровно два метра. Для вратаря такие габариты плюс?

— Думаю, да. Сложности есть на юношеском уровне, когда резко растёшь и к габаритам не можешь привыкнуть. А потом начинаешь понимать свое тело, становится легче.

А в быту?

— Да тоже нормально. Разве что в детстве из вещей быстро вырастаешь. Ну и сейчас в гостиницах иногда в кровать не вхожу. Но это мелочи.

Ты же не сразу в детстве в ворота встал?

— Да, думаю, все в детстве полевыми игроками хотят быть. Я в воротах оказался случайно. Были на турнире в Рубцовске, в защите у меня что-то не получалось, Евглевский предложил встать в ворота. Причём я даже ни одной тренировки в «рамке» до этого не провёл. Потом тренер дал пару недель на размышления. Я подумал и остался в воротах.

— С твоей фамилией в детстве ты наверняка хотел быть нападающим?

— Нет. Конечно, когда я в школу Смертина шёл, уже знал, кто такой Дмитрий Сычёв, но в нападение не тянуло.

— С Дмитрием встречался когда-нибудь?

— Вместе не тренировались, а так — пару раз видел его, здоровались. Но вряд ли он знает, кто я, по крайней мере, в ту пору.

— Почему ты вообще пошёл в футбол?

— Сам не знаю. В семье никто не играл, так что это моё решение. Может, по телевизору что-то увидел. Я пошёл в первый класс, и тут в школу пришёл Олег Киушкин (в те годы тренер СШОР А. Смертина. — Прим. авт.), он набирал группу. Потом там группы перераспределили, я оказался у Владимира Евглевского.

— Читал, как в «Локомотиве» на сборах ты играл в шахматы с Игорем Денисовым. Это откуда?

— Так я занимался шахматами два года, одновременно с футболом. Потом надо было выбирать, остался в футболе. В шахматы играл, но с каждым годом всё меньше. Потом как-то стало скучно, решил возобновить. А тут смотрю на сборах — Денисов играет. И он заметил, что я увлекаюсь. Мы оба играли в приложении на телефоне. Условно, в нём 100 уровней сложности. Я дошёл только до 13-го, а Игорь уже был на 87-м. Так что, когда он предложил сыграть, я заранее понял, что мне кирдык. Первый раз сыграли, он меня вынес, второй — тоже. Назавтра такая же картина, даже обидно стало, что так легко проигрываю.

— Денисов считается сложным футболистом.

— Он своеобразный человек, но умный. Я помню, ещё Евглевский нам говорил, что дураки в футбол на таком уровне не играют.

Без зависти

За последние годы несколько человек из школы Смертина дебютировали в РПЛ, причём вратарь Максим Едапин сделал это раньше тебя. Не завидовал?

— С Максимом мы в школе тренировались недолго, в основном играли друг против друга, и в Барнауле, и в Москве, когда он тренировался в ЦСКА, а я в «Локо». А зависти к нему точно не было. Может, некрасиво прозвучит, но он вышел на замену в концовке игры, с вратарями так нечасто поступают. С другой стороны, и 15 минут — это неплохо, кто ещё в таком возрасте в Премьер-лиге среди вратарей выходил. В общем, к его дебюту спокойно отнесся. Мы с ним не так много общаемся, вот с Кириллом Боженовым и Артёмом Шаболиным больше.

Как против Боженова игралось?

— Мы «Химкам» проиграли, после игры сказал Кириллу—– 1:0 в твою пользу. Кстати, гол в мои ворота отчасти он сообразил. Ещё потом сказал, что сначала хотел бить, но отдал пас. Лучше б бил, ведь не забил бы (улыбается. — Прим. авт.).

Лента