Для обладательницы «Золотой маски» Марии Евтеевой награда — итог кропотливой работы

28 апреля 13:08 2021

«Золотая маска» для Алтайского государственного музыкального театра – событие выдающееся. Несмотря на то, что театр не раз подавал заявки на участие в престижной премии, все же только сейчас в фестивальной афише оказался спектакль «Капитанская дочка», поставленный к 220-летию Пушкина. Эта работа претендовала на победу в 10 номинациях. В итоге «Золотая маска» досталась Марии Евтеевой, исполнившей в спектакле роль Маши Мироновой.

Мария Евтеева. Фото Натальи Катренко

Растопив московский лед

– Мария, выступать в рамках фестивальной программы пришлось на сцене московского Малого театра. Сложно было перестроиться?

– Очень. Сутки мы только настраивали звук, ведь зал Малого театра совершенно не приспособлен под мюзиклы. Практически весь день – с утра до поздней ночи – мы пели на сцене, сверялись с оркестром. Легче стало во время выступления. Хотя волнение безусловно было, ведь московская публика принимает не столь радушно, как наша. Нам захотелось растопить этот лед и, по всей видимости, у нас это получилось. Все мы работали с таким огнем, с такой отвагой, что когда позже просматривали запись, удивлялись сами себе. Впечатления после нашего выступления были потрясающими, правда, лично я практически ничего не поняла, так как все время думала о ноге: у меня была травма колена, из-за которой я полгода не выходила на сцену. К тому же во время спектакля произошел небольшой технический сбой – в конце первого акта не упало красное полотно, которое по замыслу означало победный поворот сюжета. Да, было обидно, но все прошло как прошло. Зрители и критики не могут наперед знать замыслы режиссера, а судя по прекрасным отзывам, в нашем случае никто ничего не заметил.

– Какие эмоции испытали после объявления результатов?

– Невероятную эйфорию, которую потом только усилил шквал поздравлений. На меня даже вышли педагоги, которых я не видела 10-15 лет. Они не только поздравляли, но и давали советы – как жить дальше. И это тоже очень важно, так как после победы я испытываю некоторое ощущение растерянности. Да, я получила «Маску», а дальше что? Мне важно осознать: куда двигаться дальше? И как только спадет эйфория, я буду испытывать ответственность перед этой наградой. Надеюсь, что она станет для меня стартом к чему-то большему.

– Насколько роль Маши Мироновой оказалась вашей? Не было ли сопротивления материалу?

– Что вы, нет! После распределения я старалась попасть в героиню, мне было очень интересно постичь этот материал. Причем, как только я услышала музыку, поняла, что не смогу петь как прежде. Здесь от исполнителя требовался другой прием – чистый звук мюзикла. И я стала с удовольствием много и кропотливо работать. Можно сказать, что это был роман с материалом. И не только у меня (не случайно в «Капитанской дочке» все отмечают идеальное распределение ролей). Подобное мы испытывали и во время работы над «Ползуновым». Этот мюзикл вот уже пять лет идет на сцене театре не только потому, что его хорошо воспринимает зритель, а, скорее, потому, что его любим мы.

Мюзикл «Капитанская дочка» композитор Евгений Загот специально написал для Алтайского музыкального театра (он автор трех спектаклей: «Аладдин», «Капитанская дочка» и «Волшебник Изумрудного города», которые с успехом идут на барнаульской сцене). Причем финальный номер «Трибунала» композитор дописывал в предпремьерные дни. Во время первого показа эта сцена игралась под рояль, потому что для нее еще не была создана оркестровка.

Вместе с большой маской лауреатам премии вручают “маленькую маску” – значок из чистого золота с бриллиантами и рубинами. Фото Натальи Катренко

В разных жанрах

– У вас консерваторское образование, которое дает хорошие возможности для выступления на академических сценах. Почему вы выбрали барнаульскую музкомедию?

– Порой так складывается судьба, что не знаешь – где потеряешь, а где найдешь. Детство я провела в Кемерове, где окончила музыкальную школу по классу фортепиано, после чего четыре года занималась рок-вокалом, даже пела в группе «Новый день». Но потом встретила педагога по академическому вокалу. Она меня так заинтересовала классической техникой пения, что я решила поступать в консерваторию. На тот момент я получала специальность пиарщика в одном из университетов Новосибирска, где училась, параллельно постигая программу подготовительного консерваторского курса. Позже я перевелась в Саратовскую консерваторию. Потом были джазовые фестивали, для участия в которых мне пришлось освоить джазовые техники, параллельно я постигала и эстрадный вокал, то есть в жанрах себя не ограничивала. А по окончании консерватории поняла, что в опере никому не нужна – таких как я лирических сопрано море на рынке страны. И я устроилась педагогом по эстрадному вокалу в одну из музыкальных школ и заново влюбилась в этот жанр. В нем я открыла для себя много бродвейских исполнителей (особенно Барбару Стрейзанд), а также русских имен – Елену Газаеву, Веру Свешникову. Потом я отправилась в тур по Байкалу и поняла, насколько Сибирь меня вдохновляет – ведь я люблю снег, смену погоды, да и люди в этих краях совсем другие живут. Мне захотелось найти свое место. И я приняла решение – уволиться из школы. Позвонила и сказала: «Меня взяли в музыкальный театр!», хотя никакого театра на тот момент не было – я лишь разослала по стране резюме. Первыми мне позвонили из Барнаула.

Петь не как Евтеева

– В Барнаул вы приехали в 2016 году?

– Да, будучи уже зрелым человеком, поэтому я ценю каждый миг пребывания в театре. Когда здесь оказалась впервые, удивилась репертуару, уровню здешних мюзиклов, работе режиссера. На тот момент я была хорошо знакома с постановками театров Питера, Саратова, Москвы. И, признаться, была удивлена. В итоге в первый год работы здесь я играла аж в 15 спектаклях. И сегодня могу сказать, что горжусь своими работами – как маленькими, так и большими. Со временем я поняла, что самое интересное для меня – вокал внутри конкретного спектакля, каждой актерской работы. То есть петь не так, как поет Маша Евтеева, а как поет та же Маша Миронова, Василиса в «Ползунове» или Багира в «Маугли». Мне важно словить новую краску, сделать голос другим, полноценным, ярким.