История барнаульского закладчика. Как желание лёгких денег может сломать жизнь

24 июня 14:48 2021

Накануне Международного дня борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков журналист «Вечернего Барнаула» побывала в лечебно-исправительном учреждении № 1, где наряду с 568 заключёнными наказание отбывает Сергей Заикин. Его осудили на 9 лет строгого режима за хранение и распространение наркотиков.

Фото: pixabay.com

На бешеной скорости

Объявления «Нужна работа? Звони» с завидным постоянством появляются на тротуарах, фасадах домов и общественных зданий. И сколько бы усилий ни прикладывали общественники и сотрудники полиции, закрашивая эту рекламу и снимая листовки, через пару дней на прежних местах появляются все те же телефоны. Таким бесхитростным способом работодатели вербуют наркокурьеров. О том, что последние, рискуя свободой, должны будут раскладывать по тайникам наркотики, никто на заочном собеседовании не говорит. Куратор в телефонной переписке делится только плюсами работы: денежная, с людьми общаться не надо, график себе выбираешь сам. То, что дело придётся иметь с запрещёнными веществами, горе-работник понимает в процессе, когда уже плотно сидит на крючке наркоторговцев.

Сергей Заикин, как и 99% осуждённых за сбыт наркотиков, искал себе дополнительный заработок: основная работа не приносила большого дохода, нужно было оплачивать несколько кредитов, кормить семью с тремя детьми, помогать родителям-пенсионерам. На одном из популярных сайтов объявлений нашёл вакансию «Доставка пиццы, роллов» и написал работодателю. Ответ не заставил себя долго ждать: 32-летнего мужчину сразу «трудоустроили», но сказали, что концепция меняется: вместо пиццы нужно будет заниматься доставкой элитных курительных смесей. Отказаться от работы Сергею нужно было в тот же самый момент, поскольку то, что ему преподнесли под красивой оболочкой, по факту являлось ничем иным, как сбытом синтетических наркотиков. Сейчас, сидя в колонии, он на голубом глазу говорит, что знать не знал про то, что эта деятельность нелегальная. Но, скорее всего, мужчина обманывает. Очевидно, в сложившихся обстоятельствах желание заработать побыстрее и побольше взяло верх. Сначала он делал закладки-пустышки, а, заслужив доверие куратора, стал оставлять в условленных местах «клады» расфасованного мефедрона, в народе — «скорости», самого популярного среди молодёжи наркотика. Спустя почти год работы в наркобизнесе Сергея Заикина задержали с поличным сотрудники правоохранительных органов.

Пушечное мясо

— Ты был готов к тому, что рано или поздно попадёшься силовикам?

— Нет. Возможно, это прозвучит банально, но я хотел немножко заработать и слиться. Даже своему куратору несколько раз говорил, что намерен прекратить, потому что понял, во что ввязался, и устал играть в прятки. Но мне предложили другую работу, без суеты — просто хранить оптовые партии товара за фиксированную зарплату и иногда, по желанию, делать «клады». Зря согласился. Дурак, в общем. Я так скажу, из этого бизнеса сухим не выйти: или смерть, или тюрьма. Курьеры — это пушечное мясо для дилеров: одного посадили — на его место завтра придут два новых. Гонорар за одну закладку — три сотни, а срок — большой.

— Девять лет строгого режима, к которым ты приговорён, справедливый срок, как считаешь?

— Не хотел бы рассуждать на эту тему. Вообще, до того момента, пока не попал в СИЗО, я даже не догадывался о сроках, которые светят за 228-ю статью. Даже в момент, когда меня задерживали, спрашивал у оперов, смогу ли отделаться условным наказанием. Думаю, могли бы и меньше дать, девять лет — слишком сурово. Но следователь мне сказала: если сделать сроки меньше, то много людей пойдёт в этот бизнес. В чём-то она права, но справедливо разве, что мне, первоходке, и рецидивисту с аналогичной статьёй дают одинаковый срок? Я же признал свою ошибку, понял и раскаялся. А у меня на воле трое детей, им нужен отец.

— Люди, которым ты оставлял наркотик, тоже чьи-то дочери и сыновья. Или, может, у них самих есть дети. За их судьбы ты не переживал?

— Какие последствия несёт употребление «скорости», я узнал только в лагере. Никогда не сталкивался в жизни с наркоманами и поэтому не знал даже, как эту смесь употребляют — курят, колят, нюхают.

— Не было брезгливости к грязным деньгам?

— Разводить философию было некогда. Но не подумайте, что я пытаюсь оправдаться: совершил преступление — сижу.

Деньги или свобода?

— Как отреагировала семья, когда узнала, что ты в СИЗО?

— Супруга сказала, что лучше бы жили в долгах и впроголодь, но зато были бы все вместе. Я вот в изоляторе только понял, насколько сильно её подвёл. Из-за моей дурости она вынуждена была раньше времени выйти из декрета на работу. Хотел, чтобы моя семья жила красиво — это моя обязанность как мужика. А по итогу жена теперь содержит и детей, и родителей, и меня. Стыдно за свой поступок в первую очередь перед ней. И страшно от осознания, что я пропущу много важных событий в жизни детей. Старшая дочь, которой сейчас 12 лет, к тому моменту, может, замуж выйдет, а младшая, ей три года, уже начальную школу, наверное, будет заканчивать. Боюсь, чтобы дети не начали меня стесняться и не отвыкли от меня, все-таки крайне редко видимся. Третье за два года свидание должно состояться в июле, если к тому моменту в лагере снова не введут карантин из-за ковида.

— Сергей, ты хотел заработать денег, а получил девять лет колонии. Стоила игра свеч?

— Нет. И чем больше времени проходит с момента моего заключения, тем отчетливее это понимаю.

— Как бы поступил сейчас, окажись в том непростом положении?

— Взял бы себя в руки и занялся всем, чем угодно — сторожил автостоянки ночью, вагоны разгружал, таксовал, но с наркотиками не связался. Дополнительный заработок можно найти легальным путём. Я задумываюсь о своей жизни после освобождения, хоть до него далеко.

— Есть, что сказать тем, кто на грани и так же, как ты четыре года назад, ищет лёгких денег?

— Многие считают, что попадаются только дураки, а они умные. Чушь. Из пяти закладчиков, о которых я слышал, все оказались в колонии.

В пресс-службе ГУ МВД России по Алтайскому краю ущерб, связанный с незаконным оборотом наркотиков и характеризующийся людскими потерями, оценивается как национальная угроза. Органы внутренних дел на территории края ежедневно выявляют по восемь-девять наркопреступлений и задерживают не менее пяти лиц. Каждый восьмой распространитель наркотиков, как правило, действует в составе групп. Наркосбытчики — это лица разного возраста: и несовершеннолетние, и граждане от 30 до 40 лет, но наибольшее количество — молодёжь до 29 лет. Большинство из них не имеет постоянного источника дохода и причастно к совершению иных преступлений общеуголовной направленности.
Наказание за сбыт наркотиков предусмотрено ст. 228.1 УК РФ в виде лишения свободы на срок от четырёх лет до пожизненного.