Барнаульские эксперты обсудили, как педагогу защитить личное пространство и где начинается частная жизнь ребёнка

14 мая 15:09 2021

В Барнауле обсудили границы вмешательства в частную жизнь педагога и школьника вне стен общеобразовательного учреждения и допустимые способы влияния на поведение тех и других. В круглом столе приняли участие представители органов власти и общественности, депутатского корпуса и правоохранительных органов, а также директора школ и психологи.

Коллаж: Александр Ермолович

Закрыться или вмешиваться?

На круглом столе «Школа и личность: границы вмешательства в личную жизнь учащегося, защита личного пространства педагога», который проходил на базе Сибирской медиагруппы, обсуждали сразу несколько важных вопросов. Они касались в том числе права учителей корректировать поведение ребёнка в интернете и транслировать в Сети свою личную жизнь, способов взаимодействия с родителями, а также защиты чести и достоинства педагога.

— Личная жизнь учителя должна быть такой, какой человек её сам для себя определяет, — считает депутат Барнаульской городской думы, директор барнаульской школы № 132 Инна Борисенко. — Но мы никогда не должны забывать, что существуют нормы этики, их никто не отменял. Не думаю, что педагог, активно выкладывающий в социальные сети снимки с развлекательных мероприятий в ночных клубах, свидетельствующие о неординарном проведении свободного времени, вызовет доверие у родителей и станет авторитетом для учеников.

Председатель комитета по социальной политике БГД Марина Понкрашёва отмечает, что всех педагогов, которые ведут аккаунты в соцсетях, можно разделить на две группы.

— Одни закрыли свои страницы от детей и родителей. И не потому, что там опубликовано что-то из ряда вон выходящее, просто хотят, чтобы это пространство было личным, а не рабочим. Это принципиальная позиция, и я её уважаю, — подчёркивает Марина Понкрашёва. — Другая позиция, я её тоже придерживалась, когда работала учителем, — добавлять учеников в друзья, быть открытым, готовым идти на контакт. На мой взгляд, это накладывает дополнительную ответственность и в части размещения собственного контента, и в плане отслеживания публикаций детей.

Другой вопрос, как на них реагировать. Принять к сведению? Провести беседу? Рассказать родителям? А не будет ли нарушено право на неприкосновенность частной жизни ученика?

— Частная жизнь детей в чём заключается? Когда она вообще у человека появляется и нужно ли для этого быть субъектом права? — рассуждает Инна Борисенко. — Порой мы встаём перед дилеммой: молчать или уведомить родителей, например о том, что их ребёнок попал не в самые благополучные сообщества, использует запрещённые препараты или у него уже сформировались какие-то вредные привычки. Обычно такое не скрывается, а демонстрируется — дети по своей природе любят похвастаться, показать, что они уже взрослые. Если выберем невмешательство в так называемую частную жизнь, нас, наверное, можно будет обвинить в нарушении ФЗ № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Это касается не только интернета, но и повседневной реальной жизни.

— Если мы оставляем школе только передачу предметных знаний, тогда давайте уберём программу воспитания, о которой так много разговоров в последнее время — патриотическое, гражданское, экологическое направления работы с детьми, — продолжает эксперт. — Но кто их будет воспитывать тогда? У родителей на это ни времени, ни сил, ни знаний порой не хватает.

Марина Понкрашёва:

«Педагог не должен только учить или воспитывать. Между ним и учеником прежде всего должны быть установлены человеческие отношения. Никакой документ не сможет строго регламентировать их. В классе учится по 30 человек, все они разные, к каждому нужен свой подход, каждый случай не пропишешь».

Атмосфера доверия

Как рассказала главный специалист отдела развития образования профильного комитета городской администрации Юлия Кулаева, у школ есть определённые обязанности. В частности, педагоги не могут не реагировать на проявления у ребенка наклонностей суицидального или экстремистского характера. Мало вовремя обнаружить, нужно предотвратить их появление. Для этого в школах регулярно проводят профилактические мероприятия для учащихся, родительские собрания.

Эту систему можно усовершенствовать, организовав в школе место, где ребёнок сможет чем-то поделиться, зная, что его не осудят, не обидят, не упрекнут.

— Сегодня и родители, и учителя, и дети пребывают в состоянии постоянного напряжения, — делится наблюдениями ведущий психолог Центра психологического и социального здоровья молодёжи АлтГПУ Екатерина Кабанченко. — Ведя ребёнка в первый класс, мамы и папы думают не о том, готов ли он к этому, а как им пережить 11 лет школы. Дети тоже сильно изменились, они живут и комфортно чувствуют себя в цифровом обществе, где взрослые не успевают быстро ориентироваться. У них нет общего поля общения, поэтому не всегда удаётся договориться, возникает недопонимание.

На это существует психологическая служба. Её специалисты знают, как достучаться до ребёнка, как его разговорить, помочь выявить причинно-следственные связи и избежать негативных последствий поступков, совершаемых в реальном и виртуальном мире. Для этого нужны взрослые, готовые на доверительный безоценочный диалог, имеющие соответствующее образование и ресурс.

— К сожалению, сегодня это проблема, — отмечает психолог. — В отдельных школах вообще нет таких специалистов, в некоторых предполагается трудоустройство лишь одного на 500 детей. В таких условиях невозможно отследить состояние каждого, а ведь есть ещё дети, требующие особого внимания, которым нужно уделить больше времени, помочь расслабиться, узнать, что у них на душе. Аналогичная поддержка, помощь в выборе инструментов защиты нужна и педагогам. Возможно, именно этому направлению сейчас стоит уделить больше внимания. Атмосфера доверия сделает пребывание учащихся в школе более комфортным.